Храмовая страница

Группа Вконтакте

 

Группа в Фейсбук

Поиск по сайту

Православный календарь



Ссылки

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Жизнеописание

 
Уже многие куряне испытали и теперь силу молитв монахини Мисаилы. Она скончалась, но она с теми, кто с верой просит ее помощи: она защитница всех страждущих, всех болящих, всех ищущих путь к Богу. Пережив и испытав на себе и страдание сиротства с шестилетнего возраста, и унижение, оскорбление, непосильную тяжесть труда с 17 лет, после навязанного замужества, она чутко воспринимала любое людское горе, беззаветно стремясь помочь людям,  одарить их добром и любовью и в трудную минуту оказать помощь советом, который особенно необходим в критические моменты жизни. Вся жизнь монахини Мисаилы  - это служение людям: все что  имела, отдавала людям, оставляя себе иконы Божией Матери и Спасителя и горячие молитвы к ним. И, живя в убогой кухоньке с двумя скамейками и одной табуреткой, она не переставала благодарить Бога и испытывать какую-то необыкновенную радость, «радость, радость-то какая! – восклицала она, ощущая особую близость к Богу. И потому, наверно, не зарастает дорожка к ее могиле, что ее молитвы слышит Бог.

      Родилась будущая  монахиня Мисаила в миру Матрена Гавриловна Зорина (Гранкина) в селе Муравлево (Зорино) Курской губернии в шестидесятых годах девятнадцатого века. О ее родителях сведений не осталось, так как она и ее сестра остались сиротами. По решению местных властей сироток каждый двор брал на сутки. Трудно представить участь эти малюток. Младшая скоро умерла, а Матрена так и скиталась по чужим углам до 17 лет. По решению той же власти (как бы в рамках опекунства) ее выдали замуж за молодого красивого инвалида, отвергнутого любимой девушкой накануне свадьбы из-за повреждения позвоночника. Всю свою обиду и боль он  выместил на беззащитной сиротке. Страдания ее усилились. Весь труд по хозяйству лег на ее плечи, жизнь ее стала настоящей каторгой. Ей даже помолится, было негде, молилась и клала поклоны, когда спускалась в погреб. Она не имела права зайти в дом, если ее не позовут, летом спала в сенях или в сарае, а зимой на кухне. Через несколько лет она родила девочку, которая вскоре умерла, а спустя 6 лет родила сына, которого назвали Матвеем. После дневных работ она с сыном на руках, должна была всю ночь перевозить людей на пароме. Было холодно и страшно, ведь она была еще молодой женщиной. Только горячая молитва помогала переносить  все эти муки. В 32 года Матрена осталась вдовой, имея на руках сына. И теперь она решает уйти  в монастырь. Сына Матрена поручила свекрови. Вместе со знакомой девушкой, попросив благословения, у архиерея Курского и Белгородского (предположительно Ефрема (Рязанова)), решила уйти в Иерусалим. Курский губернатор дал им на дорогу пятьдесят золотых. Они отправились пешком. Сначала в Киев, поклониться святым местам, из Киева – в Одессу. До Одессы шли тоже пешком. А затем на пароходе переправились в Турцию и оттуда в Иерусалим. Обе готовились к монашескому постригу в Иерусалиме. 

Но воля Божия была иной. На Крещение Господне, во время освящения воды в Иордане, к Матрене, стоящей позади всех молящихся, подошел незнакомый монах. Он подал ей камушек с того места, где по преданию, стоял Сам Иисус Христос, когда принимал Крещение от Иоанна Предтечи. Еще монах подал шапочку какого-то святого и при этом сказал ей:  «Возьми, тебе это пригодится». Спустя некоторое время Матрена увидела во сне, как ее заливает водой и какой-то голос говорит: «Вернись на родину, ты там нужна». Она рассказала священнику, они долго молились о вразумлении, ведь сны бывают не только от Бога, но и от лукавого.
Камешек, шапочка и четки монахини Мисаилы
 
       Трижды повторился сон: в первый раз вода заливала ноги, во второй раз - была по пояс, а в третий закрывала уж и шею. И трижды тот же голос повторял: «Вернись на родину, ты там нужна». Священник благословил ее вернутся  на родину.
       Она возвратилась в Муравлево. Свекровь подарила ей дом. А в 36 лет Матрена Гавриловна заболела. Болезнь была тяжелая и скоротечная. Очнулась Матрена уже в гробу, как будто от какой-то яркой вспышки. Псаломщик, читавший Псалтырь, в ужасе бежал. Когда она опустила ноги из гроба, желая встать, то увидела в святом углу, как будто в облаке, Божию Матерь «Троеручицу». Пресвятая Богородица обратилась к Матрене: «Милая моя, много ты пострадала, много претерпела, но теперь, где ты будешь, там и Я буду, где твоя нога ступит, там и Моя». Что еще сказала, Богородица Матрена Гавриловна никогда никому не рассказала. Она получила от  Божией Матери дар прозорливости, дар исцеления больных молитвами и еще один дар – дар совета, столь необходимого человеку в трудную минуту жизни.
      Тогда же раба Божия Матрена принимает монашеский постриг с именем Мисаилы.
Божий дар проявился сразу. Первый раз она указала соседу, у которого увели лошадь, точное место, где ее найти. Постепенно известность ее стала расти. Начали приходить не только соседи, но и из других сел, узнал и город. Круг ее известности все расширялся.  Стали писать и приезжать из Москвы, Евпатории, Одессы,  Риги и других городов.
      После революции, в лютые года богоборчества, когда закрывались монастыри и храмы, а священники тысячами уничтожались в застенках, Господь все же не до конца оставил нашу землю своей милостью. Среди народа поставлены были светильники, несущие в себе благодать Божию, для спасения многих людей. Одним из таких светильников и стала для курских людей монахиня Мисаила.
 
В кругу семьи 1950 год
 
     К матушке приходили  люди разных убеждений, разных взглядов, просили совета в самых сложных жизненных ситуациях. И никто не уходил от нее без утешения и надежды. Она говорила, что даже после смерти всегда успокоит того, кто придет к ней на могилку со своей бедой. В годы коллективизации старица Мисаила была вынуждена вновь скитаться. Ее сына арестовали, а домик был продан. Восемь лет  она скиталась. Только в 1937 году ей разрешили построить дом, маленький сруб, в котором была одна кухня. Все это было скромно: стол, 2 скамейки, табуретка, иконы и лампады.  Сколь скромна была ее кухня, столь скромна была ее жизнь. Вставала рано, чтобы успеть помолится до прихода людей, которые длинной цепью выстраивались по коридору и во дворе. У каждого бабушка спрашивала имя, кратко, точно, спокойно отвечала на все вопросы, никогда не повторялась.
      Прежде чем ответить, смотрела на икону Божией Матери, затем отвечала на вопрос. Молилась она много, и каждое мгновение молитвы озаряла ее радостью.  Во всем она видела только лучшую сторону жизни. Всех матушка принимала радушно. Сколько побывало в ее кухоньке, сколько пролито  было слез, сколько утешено сердец и подано надежд. К старице шли за советом, если она считала какое-то дело полезное, то благословляла, если считала, что делать чего-то не надо, то говорила: «Совет не даю, воли не отнимаю». Она видела настоящее посетившего ее человека, предвидела будущее и на основе этого давала исчерпывающий ответ. Но сколько «волнений» приносили эти люди районному прокурору и местной власти.
       Они пытались разогнать людей, запугать их и бабушку, она отвечала: «Я никого не зову, их зовет горе, а я не могу не принять их».  Никогда  ничего не просила она у людей, а если получала, то сразу же помогала другим. Много ежедневно получала писем, отвечала она на вопросы: «Что делать?» - вечером. Присылал письма и Архиепископ Лука из Симферополя. Прислал свою фотографию. Письма, к сожалению, хранить не могли, и после ответа сжигали.

Святитель Лука (Войно-Яссенецкий).

Канонизирован, мощи находятся в Симферополе. 

       До войны приезжал к матушке секретарь Обкома партии из Курска, обычно, ночью, чаще его жена. Во время войны секретарь Бесединского райкома КПСС, он руководил партизанским движением,  и когда немцы подходили к Сталинграду, он пришел к старице с вопросом: «Стоит ли продолжать вести партизанскую войну, если немец уже у Сталинграда?». Она успокоила его и сказала: «Немец от Сталинграда будет бежать» и благословила не распускать партизан, продолжать войну». Приходил и немецкий комендант станции Полевой, узнать о своей семье в Берлине. «Семья твоя жива, никто не погибнет, а вот дом ты строишь в Полевой напрасно, скоро вы будете бежать отсюда, а пока ты будешь вещи вывозить, твой дом растащат по бревнышку». Офицер не поверил, а так и было: он вместе с солдатами выносил вещи, а наши люди уже растаскивали дом. Комендант возмутился: «Ведь дом может быть вокзалом, клубом». Но, увы! Дом растащили.
      Пришла с Полевой женщина: «Бабушка, я хочу уехать с Полевой, станцию могут бомбить, я уже часть вещей перевезла из Полевой в другую деревню», а бабушка ей отвечает: «Пока не поздно, верни вещи в Полевую и оставайся на месте, война - ведь война». Женщина послушала совета, сразу все вернула в Полевую, а село, куда она собиралась переехать, сгорело.
     Молодая односельчанка Евфрасинья пришла узнать о муже: «Бабушка, от Петрака (так звали мужа) нет писем, погиб, наверное?» Бабушка молится, перебирает четки и затем уверенно говорит: «Жив твой Петрак – ранен в ногу, скоро получишь известие, и сам потом будет». Действительно, Евфросинья получила письмо, принесла его бабушке,- муж ранен в ногу, лежит в госпитале в Алма-Ате, обещал после выздоровления заехать домой. Прошло некоторое время, женщина опять прибежала к бабушке: «Что-то случилось, наверное: нет Петрака и писем нет». И вдруг бабушка, как бы недовольная: «Зачем ты пришла, иди домой». Женщина молча ушла, но поздно вечером пришла вновь радостная и сообщила, что Петрак  ждал ее у порога.
      Бабушка никому не говорила: «Твой сын или муж погиб». Но если она говорила коротко, будто ей тяжело: «Бог даст, будет жить, помолись. Если она отвечала уверенно, либо описывала подробности, окружающие данного человека, значит: «Жив». Часто приходила соседка Николаевна, муж ее был на фронте. На вопрос Николаевны о муже долго не отвечала, все молилась, перебирая четки и, наконец, сказала: «Жив твой Клим, только в очень темном и тесном месте, но ничего, придет домой и даже подарок тебе принесет». Шла женщина домой и думала: «В темном и тесном месте, наверно в гробу?  Не захотела матушка Мисаила меня расстраивать, А вот что за подарок?». Прошло время. Вернулся и Клим домой. Оказалось, он с частью попал в плен, их немцы загнали в подвал какого-то дома, настолько маленький, что они не могли даже присесть. Ночью началась бомбежка, угол дома был разрушен бомбой, все пленные бросились в рассыпную. Прошли ночью линию фронта, по дороге из плена попался магазин, который разбирали люди, ему достался рулон ситца. Вот вам и сам Клим и с подарком жене.Господи, какими неведомыми путями прошла бабушка с ним этот путь!
      Во время войны Елена Викторовна (завуч школы №8) жила с матерью в Курске, а ее тетя, врач, была на фронте. Однажды к ним пришла женщина якобы по просьбе тети, которая  (по словам пришедшей) попала, в плен и просила передать ей теплое пальто и какие-нибудь продукты. Они не знали, как поступить, но женщина сумела их убедить. На другой день Елена Викторовна собрала кое-какие вещи и, положив их на санки, пошли обменять в деревню. Им посоветовали зайти к матушке Мисаиле. Она выслушала их и  сказала: «Сестра и тетя ваша в центре скоро получите телеграмму и посылку». Они хотели бабушку чем-то отблагодарить, но она даже и слушать не захотела, Это было в январе1943 года, а в феврале Курск был освобожден от немцев, и они получили телеграмму от сестры матери из Москвы (центра)  о том, что она работает в госпитале, и выслала ей посылку.
      А сколько приходило к бабушке душевно надломленных войной людей! Среди них была и девушка, возвратившаяся из Германии, которую отец ударил прикладом по руке, чтобы забрать чемодан, не ведая, что это его дочь, а ей ампутировали руку; а жена полковника, скорбящая, что ее муж в Германии отобрал у немецкого ребенка фартучек,
в котором осталась надкушенная детскими зубками морковка; и офицер, который  в Дрездене на трамвайной остановке снял с немки котиковую шубу, и с тех пор ее молчаливый укор преследовал его везде; и бывший офицер, которого после боя спас немец, перевязав ему раны и дав ему выпить из своей фляжки коньяк, а он застрелил немца из-за золотых часов.  И только сам поднялся, как шальной снаряд оторвал ему руку с часами, и много других. Все они приходили к старице за помощью, за врачеванием своих душевных недугов. И  она молилась за каждого из них.
      А с какими только недугами к ней не приходили: и с сердечными, и заболеваниями внутренних органов, и бесноватые – все шли. Лечила она, прежде всего силой Божией. Молилась, давала святую воду, использовала для лечения и травы. И больным и бесноватым клала на голову шапочку, сверху – камушек (те самые – из Иерусалима), а на камушек  - руку и читала молитвы и, прежде всего «Да воскреснет Бог». Приезжал к ней архитектор из Тулы. Он был очень красив и, возможно, какая-то злопамятная женщина решила отомстить за неразделенное чувство. Где он только не лечился, пока не узнал о монахине Мисаиле. Свою благодарность Фромов выразил на полотне, изобразив ее сидящей с четками, и, кроме того, написал ее портрет. Как быстро известие о ее чудодейственной силе разлеталась по городам и весям! В Харькове, куда она приехала к сыну, не успела она приехать, как уже приехал полковник милиции и пригласил ее к шестилетнему сыну, не ходящему с детства. И бабушка вернула здоровье ребенку.  Каждый год эта семья приезжала в Муравлево. Мальчик садился на скамеечку у бабушкиных ног, обнимал их любовью и повторял: «Моя бабушка, моя дорогая бабушка!».
     Так Лидия Федоровна Касьмина 1941 года рождения, д. Горки, ст. Полевая,  проживающая по адресу г. Курск, ул.Союзная 12, кв.96 вспоминает:«Первый раз я попала к матушке, мне было лет шесть. Я была очень испугана. Она посадила меня  и на голову положила шапочку и камушек, читала молитвы, а когда уходили, бабушка положила мне гостинцы и сказала: «Деточка, приходи ко мне в гости». Испуг вылечился с первого раза, я стала спокойно спать, ничего не бояться. После этого раза я стала звать маму: «Пойдем к бабушке». Но мама ссылалась на неотложные дела, не могла часто ходить: то не на кого  оставить отца больного, то корова не доена,  то пчел не оставить без присмотра. И когда в следующий раз мы пришли к бабушке, то она сказала: «Милая деточка, наконец-то мать выбрала время привести ребенка, а то ребенок плачет, а не на кого оставить корову, отца больного и пасеку». И еще сказала: «Оля выучится, будет начальником, и  доживать тебе придется с дочерью, а не с сыном». Так оно и случилось. И я любила ее как  родную бабушку, и мы часто ходили к ней, и я не замечала расстояния 7 километров, летела как на крыльях.  Однажды мы пришли к матушке спросить за папу. Она все рассказала, что надо ему купить, какие лекарства, травы: он болел астмой. А мама спрашивает за мужа сестры (Николая Крутилова).  А бабушка ответила: «За этого безбожника говорить не хочу. Ведь он в святом углу табак сушит». А он, действительно, выращивал табак и сушил в святом углу.  Как могла узнать об этом матушка?». Мои родители решили построить дом, а совета не спросили. А когда построили, накрыли крышу соломой и пошли к матушке посоветоваться, что дальше делать. А она говорит: «Господи, что же вы наделали, надо было раньше спрашивать, а теперь заварили кашу -  ни себе, ни людям». Вскоре дом сгорел». 
Монахиня Мисаила (в центре) с монахинями Свято-Троицкого женского монастыря.
 
      Рассказывает Мелихова Анна Яковлевна: «Сын пяти лет заболел дифтерией и стал глухонемым. Так как в Курске не было школы глухонемых, надо было ехать  в город Обоянь, она пошла к матушке за советом. Матушка сказала: «Не волнуйся, отвези, сына в Обоянь учится, он получит образование. В начале будет работать в Курске». И еще сказала: « Выучится, будет грамотным, будет ходить при часах, потом женится, потом переедет в большой город. У него будут дети: девочка и мальчик. Купит домик, но долго в нем жить не будет, сыну дадут казенную квартиру, будут к нему все ездить в гости». Это было сказано в 1931-1932 годах. И все слова матушкины слова сбылись.
       Получил образование, в 1954 году женился, с женой переехали в Киев. Родились девочка Наташа в 1956 году, и сын Витя -1963 год. Жили, душа в душу, очень много ездили к ним в Киев друзей и знакомых.  В 2004 году отпраздновали  золотую свадьбу.
У Анны Яковлевны было четыре брата. Во время войны все были на фронте. Кончилась война, никто не вернулся. И она пошла к матушке узнать: нужно ли их поминать по-христиански. Матушка сказала: «Старшего не поминайте (Иван Халин) он скоро вернется, сейчас он на черной земле (он был в плену); двух поминайте: Анатолия и Владимира, а Дмитрия поминать не надо, он жив, но увидится, с ним вряд ли придется.После войны его видели в Киеве, бывший глухонемой Саша встретил его сам, но Дмитрий попросил: «Никому не говори, что меня видел». В чем причина - неизвестно.  Вот таким необыкновенным человеком была старица – в миру Матрена Гавриловна,  в монашестве – монахиня Мисаила.
      Нина Кирсанова, Беседино, д. Кизилово дружила с певчей Пелагеей,  а та рассказывает, что их семья очень дружила с матушкой, и она говорила: «Как умру, приходите ко мне на могилу». И вот что вспоминала еще, она была на могиле матушки, сорвала цветы, принесла домой и приколола под потолок. Потом долго болели зубы. В это время она вспомнила о цветах. Оторвала лепесток и приложила к больному месту, и вскоре зубы перестали болеть и никогда с тех пор не болят.
      Александра Степановна Коровина, село Хвостово, Курского района вспоминает: «Помню один неприятный случай. Это было в школе с.Хвостово, сын соседки не хотел учиться, пришел к учителю и говорит: «Сделай мне свидетельство за 7 классов». Учитель ему отказал. А парень ему пригрозил в ответ: «Ну ты меня еще вспомнишь».  И однажды кто-то поджег учительский дом. Жена учителя пришла к матушке, та ей ответила так: «О том кто это сделал, узнаешь в день иконы «Утоли мою печаль». А это был день престольного праздника в церкви с.Хвостово. Именно в этот день приехала милиция за этим парнем, на которого пало  в свое время подозрение. Учитель с женой сразу все вспомнили».
       Жительницы села 2-е Любицкое Медвенскокого района, Ефремовой (в замужестве Дурневой) Екатерины Федоровны, 1916 г.р., проживающей в настоящее время по адресу: Курская обл., Медвенский район, п/о Китаевское, пос.Знаменский рассказывает о старице:«О прозорливости матушки Мисаилы было известно в наших краях еще с Первой мировой войны, когда женщины ходили к ней в д, Зорино, что у станции Полевая, чтобы узнать о мужьях, ушедших на фронт.
      Когда началась Великая Отечественная война, наше село Любицкое было оккупировано уже поздней осенью 1941 года. Всякая связь с фронтом прекратилась. Чтобы узнать о своих мужьях, братьях или сыновьях, женщины вновь шли к матушке Мисаиле 18 км до  ст. Полевая. В 1942 году пошли и мы с кумой, Татьяной Константиновной Акатовой, из села 2-е Любицкое. Посетителей у нее было много. Когда мы с кумой Татьяной вошли к матушке Мисаиле, она, взглянув на Татьяну, сказала ей: «А ты что пришла?». Кума ответила, что узнать о муже. На это матушка Мисаила ей сказала: «Он у тебя дома». Кума не могла понять, как это может быть, но когда вернулась домой, увидела, что матушка Мисаила сказала правду — муж действительно был дома. Он сражался в партизанском отряде и после боя тайком навестил дом. Когда я спросила ее о муже Андрее, она ответила, что он на фронте, жив и «начальник». Так оно и было - муж был командиром. За брата Митю сказала, что он в плену, но будет дома. Это все подтвердилось: действительно, под Харьковом мой брат, Дмитрий Федорович Ефремов, попал в плен, но через знакомых его удалось за несколько мешков зерна вызволить из плена, он тайком вернулся домой, а после освобождения в феврале 1943 года вновь попал в Красную армию, воевал и был убит на Курской дуге в июле 1943г.
      О другом брате, Иване, матушка Мисаила сказала: «Жив, на фронте, начальник». Так и было: брат был капитаном и держал оборону Ленинграда. Спросила я и о мужьях моих золовок Григории и Николае. Она ответила: «Вернуться, будут живы». Так и вышло. После войны они вернулись домой.
       В 1944 году я опять пошла к матушке Мисаиле, узнать о муже. Матушка ответила: «Он у тебя в огородах, но домой не зайдет. Начальник. Живой будет, вернется». И, правда: муж с боями проходил через Воронеж  рядом вроде, но конечно же не увиделись. В Воронеже он был ранен;  лежал  в госпитале. A после войны вернулся домой».
       Очень часто матушка посылала людей в Коренную пустынь, даже  тогда, когда туда не допускали людей. Тесную связь монахиня Мисаила поддерживала со Свято-Троицким женским монастырем г.Курска, но особенно любили и ценили ее в Глинской пустыни, который, как известно, славился высоким духом иноческого жития.
 
Свято-Троицкий женский монастырь. 
 
       Из жизни она ушла  тихо и спокойно, никому не причиняя хлопот, Случилось это 16 декабря 1953 года. Весть о ее кончине быстро дошла до людей.  Сколько их пришло попрощаться с ней: из соседних сел, из Курска, из Солнцева, Обояни – отовсюду. Люди несли гроб до церкви  на своих руках, каждый старался хоть коснуться его рукой. Спокойно и торжественно пели певчие Свято-Троицкого женского монастыря. Три священника совершали отпевание. Люди плакали искренне, они понимали, кого хоронят. Люди шли поминать матушку несколько дней.
       За всю жизнь от Матушки Мисаилы никто не услышал слов осуждения ни о ком. Она всегда стремилась оправдать человека, смягчить неприязненное отношение к нему ближних. Никогда не обижалась и на своего мужа. Все покрывала любовь.  Крепость характера сочеталась с необыкновенным смирением, кротостью добротой сердца.
Мисаила в год смерти с невесткой (1953 год)
 
       Дорого каждое свидетельство очевидца, драгоценна каждая крупица воспоминаний о  старице которая молится ныне о нас перед Царем Небесным.  Тем более дорого это тем, кто обращался к ней уже после блаженной кончины, ведь не зарастает тропинка к могиле матушки и по сей день. Материала собрано много, но работа продолжается, потому и просим всех, кто может вложить свою лепту в это святое дело.
       Помнит ли кто-нибудь из живущих матушку Мисаилу, знает ли кто людей, которым Господь дал видеть ее, общаться?
     В курской периодической печати, в газете «Русь Державная» появился ряд публикаций, посвященных монахине Мисаиле. По телевидению была показана серия телерепортажей, Курская Епархия выпустила видеофильм о старице. Так благодаря имени монахини Мисалы  прославляется Муравлево - этот чудесный уголок святой курской земли, с каждым днем растет поток паломников со всей России, ближнего Зарубежья, побывали здесь даже гости из Германии, США, Ливана.
    Если у кого-нибудь сохранились личные воспоминания или они слышали со слов знакомых, родственников о случаях помощи старицы людям при ее жизни и после смерти, то вы можете сообщить их по телефонам +7-906-572-11-14 или направить на электронную почту сайта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (при возможности укажите где, когда, с кем произошло чудо, его краткое содержание, дату и свой телефон).

Внучка монахини Мисаилы

Соколова Людмила Матвеевна

город Курск, 2010 год

Сайт о монахине Мисаиле © 2010-2016